О СВЯТОМ ИЕРОНИМЕ

Точно никто не знает, где и когда он родился. Одни ученые называют 329 год, другие 346, но годами жизни принято считать 340-420.
Неизвестно какой он был национальности - различные исследователи называли его то итальянцем, то славянином, то богемским чехом или даже испанцем. Известно только, что на границах Далмации и Паннонии стоял некогда город, который разрушили готы в набегах своих на Иллирию и соседние страны. От этого города, называемого Стридоном не осталось и следов, по которым можно было бы узнать его местоположение.
Только по некоторым письмам самого Иеронима можно судить, что он располагался где-то между Аквилеей и Эмоной. Некоторые предполагают, что Стридон находился неподалеку от современной Любляны в Словении, но наиболее вероятным считается, что он родился на территории современной Хорватии. В этом-то городе за несколько десятилетий до разрушения его и родился мальчик, которого отец назвал Иеронимом.
Иероним был человеком могучего интеллекта и огненного темперамента. Он много путешествовал и в молодости совершил паломничество в Святую Землю. Позже он удалился на четыре года в Халкидскую пустыню, где жил отшельником-аскетом. Здесь он изучал еврейский и халдейский языки и спутниками себе имел, по его собственным словам, "лишь скорпионов и диких зверей".
Потому нашим современникам знаком этот суровый изможденный старец, которого кажется, повсюду сопровождает фигура льва, оживляя в памяти красивую легенду о том, как Иероним однажды встретил страдающего льва с занозой в лапе. Отшельник вытащил занозу, облегчил боль и получил себе на всю жизнь спутника и защитника. В 386 году Иероним обосновался в Вифлееме. Именно здесь в течение долгих лет он переводил Ветхий и Новый Заветы на латинский язык. Датой смерти Иеронима считается 420 год.
Его мощи были перенесены из Вифлеема в Рим. Историки условно считают, что с падением Римской империи закончилась история античная и началась история средних веков. Иеронима Стридонского можно назвать не только современником и свидетелем этого процесса. Появившегося на стыке эпох ученого, заложившего основы мышления, миропонимания того, что историки именуют Средними Веками, по праву называют" Отцом-основателем Средневековья". И действительно, трудно назвать мыслителя того времени, который бы столь сильно повлиял на формирование сознания многих поколений. Он был самым образованным человеком своего времени в области библейской науки и иврита. Он был не только переводчиком священного Писания, можно смело сказать, что он был практически отцом науки о священном Писании. "Сочинения его, - пишет преп. Иоанн Кассиан, - сияют по всему миру как священные светильники, он муж как учености обширной, так и испытанного чистого учения, учитель православных". Однако в характере его было столько неоднозначности, столько он успел нажить себе врагов при жизни, столько успел возбудить споров о себе, что понятно, почему некий папа эпохи Возрождения, глядя на одну из бесчисленных картин, на которой Иероним был изображен как истощенный постом и бдением аскет, бьющий себя в грудь камнем, воскликнул: "О Иероним! Если бы тебя однажды не увидели в этой позе, ты никогда не попал бы на алтари церкви!" Важно, что истолкования на св. Писание у Иеронима были уже неотделимы от переводов. Метод его истолкования был больше похож на научное исследование. Сначала он приводит древний перевод и перевод текста по подлиннику, сличает другие переводы, отыскивает смысл текста в значении слов подлинника, обращается к связи мыслей и к подобным местам писания, иногда для объяснения текста обращается к географии, истории, обычаям, быту древних и т.п. Иероним приводил в толкованиях своих толкования и других и считал за долг иметь в виду иные мнения, а то, чего не принимает церковь, не одобрять. Кроме того, он был убежден, что для разумения св. Писания надо молитвою испрашивать просвещение свыше, потому он и сам молился, и убеждал других молиться о благодатном просвещении. Таковы главные методы, которым следует Иероним.
Конечно, это вовсе не значит, что все комментарии Иеронима, безусловно, верные. Это вовсе не значит, что в его трудах нет ошибок, особенно если учитывать ту скорость, с которой он работал - в переводах, в письмах, в изъяснениях и т.д. Это значит только то, что не было человека, более эрудированного, более научно организованного, более подходящего для такой колоссальной поистине титанической работы, которую проделал Вифлеемский старец.
Но полностью и по-настоящему этот поистине великий труд будет оценен только после смерти Иеронима. Перевод будет собран, одобрен и под названием Вульгаты введен во всеобщее употребление, а Тридентский Собор 1545 года объявил, что кроме его перевода всякий другой перевод есть ересь.

Более подробней смотри на сайте www.utr.spb.ru